10:38 

Высшая сущность
Будь неожиданным, как лосось в кустах черники
Название: В красных водах океана

Автор: Высшая сущность

Пейринг/Персонажи: Сэм/Дин

Категория: слэш

Жанр: ангст

Рейтинг: PG-13

Краткое содержание: Как отличить действительность от иллюзии, если ощущения в обоих случаях слишком реальны?

Предупреждения: АУ 7 сезона

От автора: работа написана на 2 лвл Фандомной Битвы 2013



В красных водах океана


Океан никогда не бывает тихим и спокойным, недвижимым как озерная гладь. Его волны всегда куда-то мчатся, сворачиваясь порой барашками из светлой пены. Их подгоняет ветер, они разбиваются о скалы и размывают песок покатого берега,на котором остаётся след вынесенных откуда-то из глубин мельчайших светлых камней и ребристых ракушек. Штиль здесь бывает редко и поэтому кажется уже чем-то непривычным. Штиль — это затишье перед неминуемо грядущей вскоре бурей. Она захлестнет берег темными волнами, в которых смешались клочья водорослей, песок с камнями, белая пена и еще что-то.

Сейчас океан и не буйствует, и не спокоен, а просто неторопливо накатывает на берег, разбиваясь тучами брызг о большие, выступающие среди песка камни, оглушая шумом несущейся воды. Небо заволокло серым тучами. Похоже, сегодня будет пасмурно, по крайней мере с утра, если только днем жаркое летнее солнце не разгонит облака, чтобы согреть этот безлюдный уголок и открыть взгляду ясное голубое небо.

Утром возле океана прохладно, поэтому на небольшом песчаном пляже, как бы отгороженном от всего остального мира острыми тёмными скалами, почти никого нет. Только два человека сидят на камнях волнореза на достаточном расстоянии от края, чтобы сильная волна, налетая на каменное препятствие, не обдала их тяжелыми каплями и легкой водяной моросью. Холодный резкий ветер, который порой бывает около водного пространства, ерошит волосы одного и слегка развевает пряди другого, теребит рукава или воротник рубашки, пробирается под майку, заставляя кожу покрываться небольшими мурашками.

— Я ведь обещал отвезти тебя к океану. Еще давно...

Слова сливаются с шумом, шелестом скользящих волн, которые будто вплетаются в них, заставляя звучать с более глубоким оттенком. Тишина. И снова на несколько минут или всё же секунд звучит лишь музыка этого пустынного места.

— Я помню.

Океан совсем рядом, он везде, практически со всех сторон. Его волны накатывают, разбиваются, причиняя рожденную подсознанием иллюзорную боль, чтобы потом ласково, но сильно, утягивая за собой так, что нельзя сопротивляться, отхлынуть, забирая с собой странные переживания и тревоги.

У его Ада воды красные, как разбавленная кровь, как страдания, тоска, ярость и агония в материальном виде. Они окружают его, и никуда не деться с маленького каменного островка посреди них. Этот островок ненадежен, мал, но он – единственное, что ему осталось, чтобы не погрузиться полностью в эту кровавую глубину, чтобы не утонуть, глотая и вдыхая вместо воздуха алую жидкость. Как ему кажется, спасение обеспечивает брат, который поддерживает его в реальности, не давая все время провести там — где спасения нет, где вокруг только вода, океан этой воды, нереальной, но пугающей. А низкие небеса наверху темные (если это вообще, конечно, небо), полные мрачных туч с бордовыми всполохами. И сухой ветер, который волнует воду, обжигает кожу и слепит глаза, тоже каким-то образом отдает этим нехорошим цветом как истинное воплощение мора с Красной горы.

И ведь всего лишь месяц назад иллюзия люциферовой клетки с ее пыточными приспособлениями, с железом, кровью, болью, воспоминаниями, кошмарами и мучениями сменилась этим. Красным океаном безнадежности, бескрайним, куда ни посмотри.

У Сатаны хорошая фантазия. Впрочем, логично. Или это он сам загоняет свой разум в тупик, рисуя странные образы и визуальные воплощения собственного безумия? Пожалуй, такое даже спросить не у кого.

И вот теперь океан настигает его не только в видениях, потому он и просил привезти его сюда — чтобы позволить себе не тратить время, пытаясь выяснить каждый раз, что действительно реально, ведь две картины очень похожи, пусть и различаются красками. Хотя кто сказал, что красного ветра не бывает? Учитывая то, что он видел, сказать наверняка нельзя.

Но он считает реальностью то место, где он сидит на камнях, а рядом с ним Дин, почти вплотную, так, что можно чувствовать тепло, идущее от него. Потому что так легче — смотреть, как темная синева оттеняет зеленоватые глаза, которые тот прищуривает от сильного ветра, чем сидеть одному среди бескрайнего водного пространства.

Брат знает, что он видит, что чувствует, старается понять и хочет помочь — расширить островок, на котором застрял Сэм. Но у него это никак не выходит, он может лишь поддержать его, чтобы тот не исчезал, чтобы холодные воды не обжигали своей порочностью и болью — ее и так в их жизни достаточно.

Сэм выпадает из действительности. Две картинки перед глазами наслаиваются друг на друга, и теперь даже этот океан имеет дурной оттенок, даже холодные камни таят в себе безысходность. Руки мгновенно леденеют, им не хватает тепла. И мир медленно погружается во мрак, раскрывая насыщенные и глубокие темные краски, затопляя сознание вечной темнотой, древней как само мироздание.

Тепло. Тьма отступает, на этот раз, возвращая его в пронизывающий холод на берегу. Реальный, а потому и нестрашный. Ледяные пальцы цепляются за другие, теплые, согревающие, за это прикосновение, что в зародыше заглушило нахлынувшее мрачное чувство. Пожалуй, это единственное, что у него осталось в качестве поддержки — это касание, будто говорящее, что он не один, что все еще есть кто-то рядом, что они справятся, по крайней мере, попробуют. Робкая надежда и вера порой могут совершать нереальные чудеса. Главное — держаться за эти чувства и не забывать об их существовании несмотря ни на что.

А если нужно не забыть, то необходимо каждый раз напоминать самому себе, что у него еще осталось, и цепляться за это изо всех сил. И потому Сэм крепче сжимает руку, чтобы не отпускать уже, чтобы согреться, разделить на двоих это ощущение реальности, надеясь, что его не поглотит снова пучина безумия. Вероятно, острые края камней впиваются в спину Дину, когда Сэм опрокидывает на них брата, но он не может увидеть у него на лице то выражение, которое всегда выражает ощущение боли или неудобства. Сэм держится за видимое как за спасательный круг среди красноватых вод, которые все же отступают от сознания и возвращают себе нормальный синий цвет воды, шумящей вокруг них и разбивающейся о скалы.

Иллюзия пасует перед действительностью, позволяя рассудку взять над собой верх. Ее яд был обезврежен — правда, только на время. Но теперь это неважно, потому что сейчас для него главное только ощущение теплого тела под ним и мягких губ на своих губах, которые можно целовать, наслаждаясь каждым прикосновением, каждой дрожью в теле Дина.

Плевать на сильный ветер, на соленые брызги и мертвенный холод камней. Плевать на слишком реальный для недействительности мрак красноватого миража, ужас и пустоту почти затянувшего его океана алых вод, который еще будет всплывать из глубин сознания, заглушая реальность. Потому что у него есть то, что пока еще способно вернуть его в действительность, какова бы она ни была..


@темы: слеш, мой фанфик, Сэм, Сверхъестественное, Дин, Винцест

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мой внутренний мир

главная