22:59 

Высшая сущность
Будь неожиданным, как лосось в кустах черники
Название: Естественно
Автор: Namo (Высшая сущность)
Персонажи: Дин\Кастиэль\Сэм, Сэм\Кастиэль, Дин\Кастиэль
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, ангст, детектив
Статус: закончен
Саммари: О том, как могут развиваться отношения на фоне запутанного дела, как меняются представления. Впрочем, в этом нет ничего необычного, это естественно
Дисклаймер: всё не моё, увы и ах

Глава 4.
Это утро выдалось по-странному ясным: яркое солнце светило в окно, которое, конечно, никто вчера не додумался зашторить, оставляя светлые полоски на полу, кровати, освещая лицо человека, спящего на ней. Дин весьма недовольно поморщился, переворачиваясь на другой бок, что, впрочем, не сильно помогло, потому что проклятое солнце уже освещало комнату так, что свет проникал везде, всюду прогоняя ночные тени и не давая снова погрузиться в блаженный сон. Винчестер-старший снова поворочался, пытаясь обрести удобное положение, что ему упорно не удавалось, затем лег на спину и, наконец, открыл глаза, пару раз поморгав, а затем широко зевнув. После этого он медленно сел, осматриваясь вокруг себя; со вчерашнего дня, конечно же, ничего не поменялось. На соседней кровати, лежа на спине, раскинув правую руку в сторону поверх одеяла и занимая почти всю поверхность постели, пока еще спал Сэм, что было непривычно, потому что чаще всего он вставал первым. Кастиэля же нигде не было видно в номере, также как и его одежды, так что, скорее всего, он занимался своими сверхважными небесными делами. Винчестер мысленно усмехнулся, представив, что бы было, если бы ангел вернулся к себе наверх в одном лишь халате, а затем, потянувшись, поднялся и направился первым в душ, планируя зависнуть там, пока брат еще спит. Когда через некоторое время в дверь ванной комнаты постучались, сопроводив все это не услышанной из-за шума воды недовольной тирадой, Дин понял, что пора бы уже выползать.

-Я уж подумал, что ты там утопиться решил, как минимум, - хмуро произнес Сэм, направляясь в желанную ванную справлять нужду.

После чего сам там завис на неопределенное количество времени. Ну кто же был виноват, что именно сегодня ему приснилось нечто вполне определенное весьма откровенного содержания? И к сожалению, он сам посчитал это вполне риторическим вопросом.

Когда, наконец, оба Винчестера были умыты, одеты и готовы, они направились в ближайшую рядом с данным отелем закусочную, по словам девушки за стойкой, в которой неплохо кормили. За завтраком они пытались обсудить, что же им теперь делать, потому что пророк и его сестра, очень успешно справляющиеся с двумя охотниками и одним ангелом, смогли смыться в неизвестном направлении. Где они были сейчас, неизвестно. Сэм предложил взломать полицейскую систему данного штата, а затем объявить в розыск машину, на которой ехали два беглеца. Но это могло не дать результатов, к тому же, кто им мешал сменить транспорт или спрятаться где-нибудь в глуши у знакомых вместе с машиной. Таинственное дело медленно, но верно заходило в тупик:почему сестра пророка помнила, кто он, в отличие от остальных? откуда они знали, как защититься от ангела? где взяли ангельский клинок и каким образом сумели его видоизменить? почему пророк невидим для ангелов? - на эти вопросы ответов не было. А Кастиэль все еще не появлялся, что было не очень хорошо, потому что он мог, по его словам, выследить девушку, потому как она не имела антиангельской защиты. И поэтому Винчестеры направились обратно в отель, где провели пару часов, пытаясь отыскать хоть какую-то еще информацию, созваниваясь с Бобби и строя различные гипотезы по данному делу.

Где-то ближе ко времени обеда они, наконец, услышали знакомый звук, предвещающий появление ангела, который оказался прямо посреди комнаты. Он поочередно оглядел каждого Винчестера длительным взглядом, показавшимся им даже немного усталым, а затем подошел чуть ближе.

-Дин, Сэм, - обратился он к ним, встречаясь взглядом сначала с зелеными глазами, а потом с зеленовато-карими. - Мне нужно вас переместить.

-О, нет, - вздохнув от предчувствия этого нехорошего ощущения, старший Винчестер отложил стопку газет, в которых пытался что-то найти. - Разве туда нельзя доехать?

- Далеко и долго, необходимо сейчас, - ответил ангел, затем повернулся к другому. - Сэм, возьми эту штуку.

И он указал на ноутбук. Младший Винчестер вопросительно приподнял брови, слегка наклонив голову, но Кастиэль не удостоил никого из присутствующих объяснением. Наконец, дождавшись, когда братья будут полностью готовы, он подошел к ним и прикоснулся двумя пальцами ко лбу каждого, и они мгновенно исчезли.

Винчестеры и ангел оказались посреди небольшой, но довольно светлой, не превышающей размеры ими снятого номера, комнаты: там стояли две кровати темного дерева с бежеватыми покрывалами, стоящие близко друг к другу, разделенные небольшой тумбочкой под стиль; белые жалюзи на единственном, но довольно большом окне были приподняты и давали проникнуть освещающему помещение солнцу; столик, на котором стояла голубенькая вазочка с одиноким цветком, был накрыт светлой скатертью. А рядом со столиком стоял такой же по цвету стул, на котором сидела уже известная им девушка, не кто иная, как сама сестра пророка. С их последней встречи она не сильно изменилась, только заплела длинные светлые волосы в колосок, а потому конец его был перекинут через плечо. Но взгляд, которым она одарила внезапно появившихся, причем совершенно не смутившись данным фактом, не имел ничего общего с приветливостью, с которой она встретила их в прошлый раз: недоверчивость и подозрительность в нем мешались с некой уверенностью, но легкой ноткой страха за что-то.

-Присаживайтесь, - вежливо произнесла она гостям, чуть выпрямившись.

Кастиэль, будто только того и ждал, опустился посередине на стоящий тут небольшой диванчик коричневатого тканевого покроя. Винчестеры переглянулись между собой, не сильно понимая, что же тут происходит, но тоже решили сесть, по бокам от ангела. К великому их неудобству, диванчик оказался не сильно большим для троих мужчин, а других мест для сидения не наблюдалось, и потому все сидящие теперь на нём оказались довольно плотно и тесно прижатыми друг к другу бедро к бедру, соприкасаясь телами, что вызывало некий смущающий дискомфорт. Ноутбук же пришлось положить на колени, придерживая, чтобы не упал.

Дождавшись, пока появившиеся устроятся и расположатся, немного неловко ерзая и пытаясь достичь большего комфорта, а затем переключат всё внимание на неё, девушка начала говорить:

-Итак, как я и обещала, я расскажу вам всё, что произошло и каким именно образом. Начну с самого начала, чтобы было понятно.

Если кратко изложить её речь, то она была о том, как пару десятков лет назад в городе неподалёку жила самая обычная девушка из семьи охотников. Она была чрезвычайно умна, начитана, красива, религиозна, а также помогала, чем могла, своим родителям в борьбе с нечистью, не воюя, конечно, напрямую, потому что была еще немного мала; это занятие было ее работой, если можно так назвать, передающейся с поколения её прадедушки. Однако когда она стала более самостоятельной и взрослой, у нее осталось мало времени для этого, она хотела выучиться и получить настоящую нормальную работу, а потому съехала от своих родителей, как только появилась такая возможность, начав собственную жизнь.

Тем временем на Небесах стало известно, что через несколько лет у неё будет ребенок, который станет пророком Господнем, а потому для защиты приставили к ней негласно ангела, который однажды явился ей, когда возникла угроза для её жизни от демонов. Она не испугалась и даже особо не удивилась этому, лишь попросила ангела являться чаще, потому что хотела поговорить с ним, узнать его, и обещала никогда и никому ничего не говорить, лишь бы ей не стирали память. Ангел был добрым и справедливым, он не считал преступлением то, что несколько раз он бы явился бедной девушке, к которой он, кстати, относился весьма дружелюбно и сочувствующе, потому как ей было суждено умереть спустя пару лет после рождения сына, о чём, конечно же, он ей не мог сказать.

Затем прошло несколько месяцев, и вот как-то раз девушка познакомилась с одним юношей, интересным и красивым, который, однако, ее вначале не замечал. Также она продолжала изредка видеться с ангелом, что охранял её, а так как он не имел права рассказывать что-либо из своей жизни, то в большинстве своём говорила она, делилась волнениями и радостями, получая в ответ какой-нибудь мудрый совет или просто сочувствие; но по тому, что у неё не было близких друзей, можно было сказать, что он стал единственным её другом. Ангел знал, что этот юноша, о котором в последнее время говорила его подопечная, является её судьбой, а потому благосклонно выслушивал её переживания. Так продолжалось до тех пор, пока, наконец, юноша не обратил на неё своё внимание, а затем они уже стали встречаться и проводить всё свободное время вместе. Так как девушка обещала не рассказывать никому об ангеле, а времени у неё лишнего почти не было, то они практически совсем перестали видеться. И ангел загрустил.

Воины небес не чувствуют, как люди, их эмоции заморожены, притуплены, но если же кто-то из них проводит много времени среди людей, то, бывают такие случаи, перенимает их качества, особенно склонность чувствовать. Как бы оттаивает, открывая невольно что-то для себя, начинает жить. Но это не положено, потому как если бы высшие существа поддавались эмоциям так же, как люди, то мир перестал бы существовать еще давным-давно. А поэтому ангел понял, что он стал дорожить общением со своей подопечной, желал его уже сам и даже немного проявлял инициативу, а также никак не мог понять, почему какой-то смертный стал вдруг интереснее его. Если бы он был человеком, данные чувства были бы вполне понятны, но тут...

И ангел решился сделать то, что раньше считал непозволительным, а именно: рассказать что-то из того, что мог знать только он, чтобы вернуть себе заслуженное внимание. Это действительно возымело свое действие, девушка была так увлечена подробностями жизни ангелов, их силой и возможностями, что они снова стали общаться с той же регулярностью, что и раньше, и всех стало всё устраивать. До поры до времени.

Юноша уже пригласил девушку жить у себя, они любили друг друга и были счастливы. А ангел понимал, что в нём все меньше нуждаются, хоть и слушают с тем же интересом. Но ведь только он мог ее защитить, а не обычный человек. А потому в его душе возникла следующая эмоция - страх. За её жизнь, потому что на Небесах в те времена уже был раскол, что начался с восстания Люцифера, и некоторые ангелы вполне могли пойти против системы и задуманного и уничтожить пока ещё не родившегося ребенка. И затем он совершил ещё одно плохое деяние - научил девушку защищаться от ангелов, тех, что, по его мнению, могли напасть, а также помог сделать кинжал из бывшего клинка убитого им ангела-предателя.

Девушка была ему ужасно благодарна и считала самым дорогим ей существом, помимо ее мужа - того парня, что сделал ей предложение. Потом она забеременела, но родила девочку, не обладающую никакой силой, а через два года долгожданного мальчика - того самого пророка, за которым с рождения уже присматривал архангел - Габриэль. А после всего этого за ней пришёл другой ангел, миссией которого было объяснить ей ситуацию и забрать в рай. Однако он не знал, не мог рассчитать, что тот ангел, который за ней присматривал, будет против, его разум помутится, и он будет её защищать, потому что не захочет потерять для себя. И погибнет в бою, практически на руках у этой девушки, которая уже сама сдастся тому, кто пришел забрать её жизнь.

Небесная канцелярия поняла свою ошибку, - ангелы могли привязываться к людям - но посчитала, что смогла её исправить и не допустить повторения такого, но она не думала, что некоторые секреты Небес попали в записи дневника обычной женщины, которая была приучена вести его своими родителями, и была матерью пророка, дети которой обязательно прочитали бы его, нашли б кинжал и знали, что ангелы не только несут добро, но и могут убивать.

Шли годы, дети росли, пророк набирал силу, которая пока ещё не проявлялась. Но затем постепенно он стал замечать за собой, что слышит какие-то шумы у себя в голове, некие голоса, а потому поделился этим с самым дорогим человеком для него - своей сестрой. Учитывая странную и необъяснимую смерть их матери, причину которой они так и не знали, потому что в её дневнике ничего об этом было не сказано, они сразу же решили, что первопричина этого связана не с ними самими. А затем, опираясь на записи своей матери, в которых было сказано, что придет посланец Божий, они стали ждать.

Всевышний свидетель, у них было много терпения, они были готовы. А пророк всё чаще стал слышать странные голоса, а также иногда и мысли отдельных людей, хотя всё это приобретало, скорее, случайный характер. И тогда явился ангел, посланник Небес, воин Божий, он пришел к юноше и сказал ему ту правду, что тот должен был знать - он пророк, и судьба его давно уже предрешена. Не ожидал, однако, крылатый, что его ждет совсем нерадостная встреча, что человек воспротивится своим основам и не покорится. И тогда он сделал так, что все родственники забыли, кто он такой - исчезла вообще вся информация, также не забыв оградить его письменами внутри тела, дабы никто из крылатых также не мог его найти. Да, забыли его все, кроме сестры, это было как компенсация. И поняли тогда эти люди - вот то, о чем писала их мать: посланцы бывают и недобрые, зло замышляют они во имя отца своего Создателя, защищаться от них необходимо, потому как они сами не ведают, чего могут натворить, безжалостны и выполняют чётко поставленные приказы беспрекословно. И вот тогда, когда в следующий раз явился ангел, уверенный в том, что уж тут-то пророк склонится, его ожидал великий сюрприз: он даже помыслить не мог, что может так умереть - от руки человека. После такого брат с сестрой поняли: будут ещё ангелы, на них ведётся охота из-за какой-то силы пророка, которой желает обладать каждая из сторон в Небесной войне, и это может никогда не закончиться. Но сдаваться они так просто не собирались.

Ну а затем в город явились Винчестеры и стали расследовать дело, чем не могли не привлечь внимание, а потому в том доме их уже ждали. Но теперь пророка нельзя было отыскать - он уже далеко, он умеет скрываться, не впервой; ангелы его не могут засечь, люди - поймать, он хочет просто жить и радоваться жизни.

Девушка закончила рассказ, из неё словно ушла вся жизнь, краски её лица потухли, она очень устала. Во время своего повествования она часто переводила блуждающий взгляд с лиц молчаливых слушателей на предметы мебели, отпивала по глоткам уже давно остывший чай из кружки. Иногда она впадала в легкую задумчивость, словно припоминая что-то, но её никто не торопил, наоборот, все слушали в полнейшей тишине, практически не издавая никаких звуков. Она откинулась на спинку стула, глубоко вздохнув, будто бы всё это время что-то её тяготило, а сейчас прошло. Наконец, Кастиэль поднялся со своего места и, подойдя к ней, коснулся ее плеча, даруя ей то, что обещал - свободу. Теперь ни один ангел бы не сумел её найти и почувствовать: защита на енохианском не позволила бы. Этой ночью он использовал своё преимущество - проник в сон девушки, хоть и кратковременный, но ему хватило. Он объяснил, что они ничего не сделают, только очень хотят узнать, что же случилось, почему всё так произошло, найти объяснение. А взамен ангел Господень мог предложить защиту, какую мог, чтобы теперь больше никто и никогда из крылатых сущностей не мог их просто так найти. И вот девушка, как и обещала, рассказала им всю правду, пора было уходить, она действительно устала, припоминая непростые события уже давно минувшего прошлого.

Но оставалось ещё кое-что: если кто-то также решит направиться по следу, то явно найдёт что-то в полицейских архивах. Потому Сэм открыл свой ноутбук и за несколько минут, провозившись, чтобы взломать систему, стёр временные файлы, которые могли дать хоть какую-то информацию об одной части этой необычной семьи.

И вот они встали, Винчестеры не знали, что произнести, настолько их затронул данный рассказ, но девушка всё сказала за них:

-Спасибо вам, вы действительно помогли, а также выслушали. И теперь я смогу быть вместе с братом, при этом не подставляя его под удар, - и она слегка улыбнулась, у неё была красивая очень улыбка, а затем трое мужчин, сказав ей слова прощания, попросту исчезли.

Итак, дело о пропавшем пророке было закрыто. Из всех дел, что уже им встречались, только оно обладало довольно специфичным основанием, а также не менее эффектной концовкой. Похоже, отходить от всего этого они будут ещё долго.

Винчестеры и ангел сидели в номере - каждый на своей кровати, а Кас на стуле, после всего никто из них так и не проронил ни слова, слишком сильно ещё было впечатление.

-Я пойду в бар, - отмер, наконец, Дин, нарушая повисшее молчание.

Он взял свою куртку, что оставлял лежащей тут же на кровати, проверил в ней наличие денег, а затем накинул на её себя.

-У вас как раз будет время «пообсуждать» всё друг с другом, - добавил он, как-то странно, но совсем не весело усмехнувшись, а затем направился к двери.

-Нет, Дин, стой, - произнес Сэм, пока его брат не успел ещё выйти из номера.

Дин обернулся, непонимающе посмотрев в ответ, он имел сейчас как раз полное право пойти развеяться и отдохнуть, раз загадка была решена, к тому же, на трезвую голову подобное количество информации, полученное за короткое время, плохо воспринималось. Кастиэль также повернул голову в сторону младшего Винчестера, желая знать, что же он этим хотел сказать.

Сэм поднялся с кровати, провожаемый взглядами с всё растущим непониманием, подошёл к двери, отрезая путь к побегу, а затем пояснил:

-Мне это всё честно надоело, слишком далеко уже зашло, на мой взгляд. Пока у нас было дело, единая цель, я ещё старался всячески закрывать глаза на то, что вы никак не можете прийти к разумному решению или хотя бы обсудить, что вы вообще творите, сами того не подозревая.

Дин попытался что-либо вставить, но Сэм с проснувшимся вдруг упорством внезапно осадил его.

-Дай мне договорить, Дин, я долго молчал. Вы себя не видели со стороны, а мне посчастливилось стать непосредственным участником, хотя об этом я не жалею, - ангел, кажется, уже понял, к чему была данная тирада, но Винчестер-старший упорно делал вид, либо действительно не понимал, о чём идет речь.

Сэм посмотрел сначала на одного, потом на другого, чтобы оценить реакцию, всё также стоя у двери спиной, загораживая выход, и держась правой рукой за ручку.

-Я хочу сказать, что пора бы вам обо всем поговорить, - и это не просьба.

С этими словами он открыл дверь, вышел, а затем закрыл за собой замок, повернув пару раз ключ, который предусмотрительно захватил с собой (второй из комплекта весьма удачно находился в Импале).

-Я вас отсюда не выпущу, пока не буду уверен, что вы не пришли к какому-либо решению и всё не обсудили.

И затем он направился прочь, предварительно желая прогуляться, но по дороге всё же завернул в бар. В одном Дин был точно прав, на трезвую голову всё то, что произошло за последние пару дней, точно осилить очень трудно.

Младший Винчестер сидел на стуле за барной стойкой, изредка прося вполне симпатичную барменшу подлить ему. Машинально он фиксировал знаки внимания от каких-то двух девушек неподалеку, а также попытку барменши хоть как-то его разговорить, неудачную, кстати, потому как было не в его привычках жаловаться и изливать душу постороннему человеку, к тому же, он этого попросту не хотел. К слову сказать, ходить в бар тоже не являлось чем-то обыденным для него, чаще всего он появлялся в таких заведениях исключительно ради Дина. Но уходить далеко от отеля ему не сильно хотелось, да и напиваться он точно не собирался.

У Сэма была всегда отличительная особенность - склонность к рефлексии, в отличие от Дина, который как раз подобным не страдал, предпочитая сделать что-либо, руководствуясь чем-то своим, зная, что он поступил правильно, нечасто сожалея о случившемся. Бывало, конечно, его мучила совесть или чувство вины, а также другие подобные качества, но он редко бы сказал или подумал, что сделал что-то неправильно, предпочитая исправлять ошибки в настоящем по ходу дела, чем пытаясь обдумать, что бы можно было сделать тогда. Винчестер-младший же наоборот желал разобрать всё до мелочей: от собственных или чьих-то мотивов до последствий и вариантов того, что могло бы быть.

Вот и сейчас он думал, правильно ли поступил. С одной стороны, Дину просто было необходимо поговорить с Кастиэлем, так не могло больше продолжаться, брату не следовало бы убегать от проблемы, причиняя ангелу боль, которую тот старался не показывать. Мало того, Дин не должен был бы так реагировать на определенные ситуации, уж слишком это всё напоминало ревность, ведь если бы ему действительно было всё равно, если бы он ничего совсем бы не испытывал, он бы не воспринимал негативно тот факт, что ангел весьма сблизился с его братом. Чего только стоили взгляды, бросаемые им, когда он думал, что никто не видит, на них. Да и весьма резкое отношение к самой теме.

А с другой стороны, это было не его, сэмово, дело, потому как ввязываться в чужие отношения не стоит. Да, не стоит, но почему-то он ввязался и очень глубоко во всем этом увяз, принимая непосредственное участие; и причем был вовсе не против, наоборот, ему это даже нравилось. Сэм никак не мог понять своих мотивов, потому что из всех участвующих у него они были не так очевидны ему; ну вот почему сейчас, когда всё, вроде бы, должно разрешиться хоть в какую-то сторону, он сожалеет, что не оставил всё, как есть? Просто потому, что его всё устраивало, у него появился ангел, но вот только он совсем забыл, что это, вообще-то, чужой ангел. И когда всё успело так измениться? Из обычной помощи перейти в личные и вполне определенные мотивы.

Сэму не сильно нравились результаты самоанализа, это могло привести к каким-нибудь нехорошим последствиям.

В небольшом баре, где он сидел, было душно и накурено, а также царил небольшой полумрак, какая-то пока ещё не пьяная компания что-то отмечала, сидя за большим столом, две девушки не торопясь пили свое пиво, бросая частые взгляды на мало-помалу симпатичных и приглянувшихся им мужчин. Какой-то человек вполне обычной наружности просто сидел в тёмном углу, где было минимум освещения, а парочка подростков, переглядываясь похожими определенными взглядами, видно, уже находилась в достаточной кондиции, чтобы где-нибудь уединиться. Винчестер положил на столик деньги, затем встал со стула, направившись к выходу, провожаемый разочарованными взглядами двух девушек - как же, такой симпатичный и на них не обращает внимания.

Сэм поднялся по небольшой лестнице, затем вышел через главную дверь на улицу. Уже был вечер, солнце село, сгущались медленно сумерки, только-только начинаясь. Прохладный ветер взвился, взъерошив его волосы, заставляя несколько прядей лезть в лицо, мешая смотреть, вызывая легкие мурашки по телу. Винчестер застегнул куртку, стало теплей, а потом вздохнул полной грудью свежий вечерний воздух. На улице было хорошо - свежо, как после дождя, но не сыро, хотя и мрачно из-за серых облаков, растянувшихся по всему небу; охотник сел на холодный бетон широкого ограждения, находившегося по всему периметру участка, на котором стояло здание, ему было пока что не холодно. Он отвел мешающие пряди за ухо, которыми решился вновь поиграться налетевший ветер, и взглянул на дорогу, которая вела в сам город, потому что они остановились на его окраине, так было дешевле. Тёмно-серый асфальт, конечно же, был весьма занимательным зрелищем, но судя по отсутствующему слегка взгляду, Винчестер явно не пришел на него любоваться. Затем он чуть сдвинув рукав куртки, посмотрел на время - прилично так прошло, может, уже пора возвращаться, они там уже всё закончили?

Но тут рядом с ним материализовался ангел собственной персоной, попросту оказываясь справа, также сидящим на холодном камне; впрочем, ему-то можно было и не опасаться переохлаждения.

-Сэм, - произнес он, нарушая молчание и тишину данного места.

На улице никого кроме них не было, со спины горело огнями ламп здание отеля, давая легкое освещение.

- Вы поговорили? - спросил Винчестер, поворачиваясь к нему и пытаясь заранее узнать ответ.

Выражение лица ангела было самым обычным, будто он только появился спустя некоторое время с Небес, чтобы узнать, как у них идут дела. Лишь только синие глаза смотрели внимательно, будто пытаясь что-то понять, что-то важное.

-Да, - сказал он, глядя прямо ему в глаза, сидя в пол-оборота, чуть ссутулившись. - И за это я бы хотел тебя поблагодарить.

-И к чему же вы пришли?

-Мы решили просто быть вместе, - произнес ангел, переводя взгляд на ту же дорогу; данная фраза была подходящей больше для дешёвого романа, но в его исполнении это прозвучало по-другому, более глубоко, чем просто смысл слов.

-Тогда я рад за вас, - с искренней и облегченной улыбкой сказал Винчестер. - Ты ведь этого хотел?

Всё закончилось лучшим раскладом, так будет лучше, правда?

-А чего хочешь ты сам, Сэм? - Кастиэль снова повернулся к нему, одарив нечитаемым выражением во взгляде, таким, будто прекрасно знал всё наперед.

Младший Винчестер даже и не подозревал, что можно переместиться во время поцелуя, но как только они оказались посреди их гостиничной комнаты сидящими на кровати, Кастиэль отстранился, не отодвигаясь от него.

Стоящий посреди комнаты Дин, казалось, не только не удивился подобному пришествию, но и окинул их слегка веселящимся взглядом со странным предвкушающим выражением.

-И что здесь происходит? – не понял ситуации Сэм.

Ангел переглянулся с Дином, как будто обмениваясь мыслями о чём-то, известном только им двоим, это было видно по одинаковому выражению взглядов, затем повернулся к младшему Винчестеру, решив, видимо, ответить на его вопрос:

-Мы хотим предоставить тебе выбор: ты можешь уйти, если захочешь… - он сделал небольшую паузу, видимо, всё же нарочно, потому что предложение закончил уже Дин, подходя к ним и садясь на ту же кровать, позади Каса.

-…или остаться здесь с нами.

URL
Комментарии
2013-05-04 в 23:02 

Высшая сущность
Будь неожиданным, как лосось в кустах черники
читать дальше

URL
2013-05-04 в 23:03 

Высшая сущность
Будь неожиданным, как лосось в кустах черники
читать дальше

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мой внутренний мир

главная